По словам одного из знакомых Владимира Щербакова, бизнесмен покончил с собой. Ранее депутат Андрей Луговой говорил, что именно Щербаков станет выгодополучателем оснащения кассовых аппаратов фискальными накопителями
Бизнесмен Владимир Щербаков, которого депутат Госдумы Андрей Луговой называл «бенефициаром» кассовой реформы, найден мертвым в Лондоне,  по словам одного из собеседников издания, Щербаков покончил с собой.

В полиции Лондона пока не смогли подтвердить смерть Щербакова.

Посольство России в Великобритании в свою очередь сообщило, что не располагает информацией о смерти бизнесмена Владимира Щербакова.

«Британская полиция на настоящий момент не уведомляла нас о смерти российского гражданина. Обращений от родственников также не поступало. Посольство запросило у британских правоохранительных органов подтверждение смерти российского гражданина и официальные разъяснения», — сказали  в посольстве.

В марте 2017 года Щербаков по запросу России был объявлен в международный розыск по подозрению в масштабном выводе средств за рубеж с использованием поддельных документов и в составе организованной группы.

3 июля стало известно, что заочный арест и международный розыск Щербакова отменены.

Закон, который обязывает компании и частных предпринимателей переходить на кассовые аппараты, способные в режиме онлайн передавать сведения о каждой продаже в Федеральную налоговую службу (ФНС), был подписан в июле 2016 года. В первый год установка или замена касс на «умные» аппараты была добровольной. С 1 февраля 2017 года налоговые инстанции прекратили регистрировать кассы, которые не отвечают новым требованиям, а полностью перейти на онлайн-кассы бизнес должен был с 1 июля.

Депутат Луговой заявлял, что Щербаков является выгодополучателем аффилированных между собой компаний, которые на монопольной основе занимаются производством фискальных накопителей, что вынуждает предпринимателей покупать аппараты по цене в десять раз выше себестоимости.

«Какая-то группа лиц за счет правильных решений, которые мы приняли, обогащается. Сумма обогащения составляет десятки миллиардов рублей», — говорил тогда Луговой, назвав проблему «самой громкой за последние десять лет с точки зрения ограничения конкуренции и монополизации рынка».

Меню